ФОРМАЛЬНО-ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СООТНОШЕНИЕ В КАУЗАТИВЕ ДРЕВНЕГРУЗИНСКОГО ЯЗЫКА

Lamzira KOBAİDZE

АННОТАЦИЯ

Акаки Шанидзе, в третьем томе своих сочинений обсуждает вопрос каузатив древнегрузинского языка; он рассматривает морфосинтаксическую типологию каузативов в контексте морфологических категорий и называет их термином “контакт”. (Он не использует термин “каузатив”). По его мнению, это некаузативное производство, а промежуточный контакт, т.е.  каузативное производство, когда два субъекта разделены в актантах, один - вербальный (VS - K), а другой реальный (RS - Э), то есть каузатор и экзекутор. Форма прямого контакта подразумевает одно действующее лицо, известное как субъект, и который имеет дело непосредственно с лицом прямого объекта (или лицом, являющимся прямым объектом). Промежуточный контакт относится к двум действующим лицам: один - руководитель (или организатор), другой - исполнитель (экзекутор). Из них руководитель выступает в роли субъекта, а прямой исполнитель действия (экзекутор) в роли  косвенного объекта.

Согласно исследованиям Акакия Шанидзе, возникают вопросы об особенностях каузального морфосинтаксиса древнегрузинского языка. Согласно исследованиям, мы можем сделать вывод, что промежуточный контакт (или каузатив) связан с переходностью. У нас есть одна форма (переходного глагола), которая может выражать переходность и в то же время может выражать каузативность.Однако, Ак. Шанидзе такой формулировки не давал. Также не рассматривается древнегрузинское положение каузатива по отношению к другим кавказским языкам. Однако, там можно найти ответ о формальной идентичности и бифункциональности каузатива. Северокавказские языки изначально не различали переходности и каузативности, выражались одной и той же формой. Дело касается объективного спряжения, которое является классовым, и глагол выражает переходность, отмечая прямой объект, он не требует отдельного выражения переходности; Ср. В грузинском языке - переходность не имеет знака, главное для перехода - наличие прямого объекта, сохранены глаголы объективного спряжения - - - - ებ მე შენ - где объект является приоритетным и, хотя сегодня грузинский язык является языком личного спряжения, это модель классового спряжения, который оставался классовым до расхождения картвельских языков, а затем стал классово-личным и, наконец, личным под влиянием других языковых систем. В отличие от языков индоевропейской семьи, грузинский является языком поливалентной маркировки, что указывает на его прямую связь с иберийско-кавказской языковой системой. Каузатив, в структуре системы - это возможность для поливалентной маркировки (как в языке классового, так и  личного спряжения). При обсуждении каузатива акцент делается на двух субъектах: вербальном и реальном, а также   на лексических, аналитико-описательных или морфологических средствах их выражения;  не делается акцент на маркировке прямого объекта.  Хотя, в результате нашего наблюдения, именно маркировка прямого объекта, семантика и формирование глагола, являются решающими причинами, в результате чего, в древнегрузинском языке следует рассматривать категорию каузатива.

Ключевые слова: причинность, причинный фактор, исполнитель, анализирующая, морфологическая и смешанная причинность, вербальный субъект, реальный субъект.